<часть первая

В этой истории все настолько очевидно, что даже такому зануде как я уже порядком надоело тратить на нее время – лучше бы я написал еще одну главу для новой книги. Но сюжет первого канала о проделанной операции все-таки не дает мне покоя: настолько с моей точки зрения откровенно фантастическим является сюжет.

В предыдущей своей заметке я подробно объяснил, почему снимки сломанного винта – это снимки другого пациента, которому была установленна совершенная иная система в позвоночник. Год назад нам демонстрировали подвижную конструкцию со вставками из эластичного материала, а удалять почему-то собрались жесткую металлическую систему. Ляп был очевидным, но я не думал, что нам осмеляться продемонстрировать сами винты. Однако, привычка сочинять новости уже слишком глубоко въелась.

Давайте посмотрим, что нам скормили в последнем ролике.

Группа журналистов вроде бы как дежурила в клинике в то время, когда делали операцию. Мы видим кадры самой операции, удаленный винт:

Хорошо видно, что сам винт свободно болтается внутри головки. Как я написал ранее, это действительно оказалась полиаксиальная система.
Capture9

Вот удаленный винт положили в чашку. Еще раз обращаю внимание на то, что головка винта и его тело – две отдельные части (желтая стрелка). Добавилась еще одна деталь – металлический стержень (оранжевая стрелка). Именно этот стержень соединял между собой винт с соседним. Он был вложен в паз на головке и закреплен при помощи гайки.
Capture11

Вот все компоненты крупным планом. Металлический стержень слева, такого элемента в подвижной конструкции нет. Вопрос: давал ли разрешение настоящий владелец винтов на их использование в качестве погремушки?
Capture3
Вот нам журналист демонстрирует целый винт, попутно рассказывая примерно следующее: “сделан он из сверхплочного сплава титана материала, который успешно используется в самолетостроении и справляется с космическими перегрузками”

Capture2

Далее журналист декларирует, что “от акселя в 3,5 оборота шуруп фактически разломился на две части

Вот мы видим место слома, очевидно, что оно свежее и удивительно, что сломался самый толстый, прочный шуруп, который спланирован на максимальные, запредельные нагрузки”. Как я уже писал, шурупы транспедикулярной фиксации ломаются даже не у спортсменов и ничего такого уж удивительного в этом нет.

На месте производителя той самой системы, которая была на самом деле установлена Плющенко, я бы вышел с опровержением. Ведь в действительности она выдержала спортивные нагрузки, помогла завоевать золотую медаль и продолжает исправно служить! Это отличная реклама. Может стоит им написать?.

В общем, первый канал продемонстрировал нам, что у Плющенко был “удален” полиаксиальный винт. Примерно такой:
images (1)

На самом деле год назад была другая операция.

Еще один интересный момент, на который я обратил внимание – это фрагменты операции, которые явно свидетельствуют о подготовке к установке нового винта. Вот хирург выбирает винт нужного размера:

Capture4

Вот винт смонтирован на отвертке, сейчас его будут устанавливать:
Capture5
Если хирург решил не устанавливать новую конструкцию, что он сейчас делает?

На этом противоречия не заканчиваются. Если вы почитаете внимательно сообщения прессы о первой операции, то найдете многократные упоминания о искусственном межпозвонковом диске. Однако такой операции Плющенко никто не делал. Для установки искусственного диска нужно делать разрез спереди, со стороны живота. Со стороны спины диск заменить на протез попросту невозможно, да и нет никакого протеза на снимках, поскольку протезы содержат металлические детали и прекрасно видны, динамическая фиксация в сочетании с протезом выглядит вот так:
images (2)
А вот как выглядит сам протез:
images (4)
Что это означает? Что никакой другой фиксации помимо динамической системы не было изначально, сращиваться было нечему, а значит полностью удалить конструкцию – значит вернуть все в то неблагополучное состояние, которое было до первой операции (разве что грыжу обратно не пересадили). Фактически, вернуть человеку его боли. Так быть не может. Принять решение об отказе от установки винтов можно было только в том случае, если бы с самого начала была сделана другая операция. Но у неизвестного нам пациента вполне возможно, что действительно потребность в фиксации винтами пропала.

Ну и еще раз: настоящий снимок после первой операции. Нет ни протеза, ни металлических штанг. Винты не той конструкции, что пошли на погремушку:

1097_900

Напоследок прокомментирую еще пару интервью.

1) Фрагмент интервью Яны Рудковской:
– Какими были его первые слова после операции?
– «Какое счастье, что кость срослась!». И это действительно счастье. Изотопное исследование, которое было сделано перед операцией не показывало, целы ли кости позвоночника. Если бы выяснилось, что они не срослись, шурупы пришлось бы вкручивать заново. А так их все вынули, они больше не нужны. Я поразилась, какие они огромные, пять сантиметров каждый!

Какая кость должна была срастись – совершенно не понятно, потому что Плющенко была установлена гибкая система. Смысл ее установки как раз и заключается в том, что сохраняется подвижность и удается избежать сращения позвонков.

2) Фрагмент интервью профессором Мазуркевичем:

— Если бы он продолжал участвовать в соревнованиях с таким треснувшим болтом, то какие могли быть последствия?

— Самые ужасные. Сломанный болт мог перерезать ткани, спинной мозг. И не просто сделать Плющенко неподвижным, но и убить. Потому что от болевого шока могло и сердце остановиться. Или позвоночник сложился бы пополам.
Как я уже писал. никакого спинного мозга на уровне винта нет. Да и не о чем говорить – не было и его перелома.

И еще фрагмент:
Но плохой болт Плющенко точно бы не вставили. И результат операции хороший — ведь болт этот не сразу сломался. Он же каждый день там тулупы крутил. Плющенко сейчас — живой эксперимент, феномен. Надо изучать, как он этот болт сломал. И нагрузки отсюда мерить для новых болтов. И это будет новое слово в медицине.

Да уж, новое слово в медицине.

(2) комментария

  1. Касательно “сращения кости” – термин конечно обывательский, все-таки не хирург дает интервью, но вообще-то на послеоперационном снимке имеются метки от межтелового кейджа на уровне L5-S1, и конечной целью операции был спондилодез. Просто есть такое направление в хирургии позвоночника, стабилизировать фиксированный кейджем сегмент динамической транспедикулярной фиксацией. В теории это позволяет создать такую нагрузку на костную ткань, которая ускорить формирование спондилодеза. Хотя, на мой взгляд, теория спорная. Но метки от кейджа надо было заметить 😉

    • Не очень понятно, что вы хотели сказать своим комментарием. Во-первых, где вы увидели кейдж? Во-вторых, даже если бы там кейджи и были, это никак не противоречит главной идее статьи – нам подсовывали снимки разных людей, которым делали разные операции.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить